Мое парижское счастье


Мое парижское счастье

Ее муж Патрис владеет салоном-парикмахерской. Несмотря на трудности, которые пришлось, пережить Наташе, она считает себя счастливой женщиной и настоящей парижанкой.

Северная, красавица
Наташа вышла замуж очень рано и неудачно. Иногда ей казалось, что она решилась на брак сгоряча, от одиночества, от тоски по своей лучшей школьной подруге, с которой была неразлучна (ее подруга Светлана на последнем курсе института влюбилась в молодого француза, приехавшего на стажировку, и уехала во Францию). От замужества у Натальи остались горькие воспоминания о частых семейных скандалах, о поздних возвращениях пьяницы-мужа и белокурое чудо — дочка Анета.

После развода Наташа решила переехать из Сургута во Львов, где ее никто не знал, где не терзали бы по ночам печальные воспоминания о неудавшейся семейной жизни. Каково же было ее удивление, когда в квартире раздался телефонный звонок из Парижа. Наташа долго не могла поверить в то, что подруга разыскала ее и предлагает приехать к ней в гости. «Не беспокойся, дорогу я оплачу!» — кричала в трубку Светлана.

И вот Наташа в Париже. «В первый же день мне показалось, что я жила тут всегда, — рассказывает она. — Я ходила по музеям и выставкам, бродила по улицам, напоминающим театральные декорации, смело заходила в небольшие кафе и наслаждалась свободой и одиночеством». Иногда она ловила на себе заинтересованные взгляды мужчин, но отводила глаза в сторону — ей хотелось побыть одной, да и язык она знала неважно, хотя внешне ничем не отличалась от парижанок — стройная, без макияжа, в элегантном плаще, подаренном Светланой. На встречу с красавцем д’Артаньяном не рассчитывала. Но она все-таки произошла.
Как-то к Светлане зашел сосед и друг семьи Патрис — сорокалетний закоренелый холостяк, любитель авторалли и заядлый коллекционер старых мотоциклов. Патрис, по его словам, «заскочил на минутку», но засиделся до позднего вечера. «Северная красавица» (так он назвал Наташу) понравилась ему с первого взгляда.

«В ухаживаниях французов есть некий шарм, — делится своими наблюдениями Наталья. — Они ненавязчивы и вместе с тем подчеркнуто, внимательны к женщине. Патрис ухаживал красиво: дарил цветы, водил в рестораны, в музеи, на загородные прогулки, и при этом — ни единого вульгарного намека, ни одного неосторожного или нетерпеливого жеста. Накануне моего отъезда он объяснился в любви и сделал мне предложение…»
Наличие у невесты дочери нисколько не смутило Патриса — он приготовил для Анеты комнату, накупил игрушек и сладостей. А вскоре изумленные Наташины родственники получили приглашение на свадьбу.

Высокие отношения
Брак во Франции — это, прежде всего заключение брачного контракта. «Француженки — очень прагматичные особы, — рассказывает Наталья. — Они никогда не кинутся в пучину страстей, если под соответствующим документом не будет стоять подпись нотариуса. Задолго до свадьбы решается вопрос, как будет разделено имущество в случае развода. Причем такой подход французы называют «высокими отношениями». Патри сждал меня, что не женился до сорока лет только потому, что не выносит в своих соотечественницах прагматизма и любви к формальностям. В наших же отношениях на первом месте всегда стояли чувства».

К бытовым проблемам Наташе не пришлось привыкать, ведь у французов их почти не существует. Они умудряются виртуозно уклоняться от скучной повседневной домашней работы: их квартиры буквально напичканы бытовой техникой, а такое понятие, как ремонт кажется, вообще отсутствует в обиходе — досрочно покрасить стены краской. Здесь не принято снимать обувь, заходя в квартиру, в этом просто нет необходимости — идеальной чистоте в доме способствует почти такая же чистота на улицах. Готовить и мыть посуду тоже не обязательно — проще сходить в ресторан или кафе. А зачем затевать стирку, если проще воспользоваться услугами автоматизированной прачечной? Правда, Наташа по привычке все делает дома — сама стирает, готовит изумительные блюда. А генеральную уборку ей помогает делать домработница, приходящая раз в неделю. Кстати, к этой профессии здесь относятся уважительно. Прислуга — это не обязательно бедная, безграмотная женщина. Иногда домработницами становятся те, у кого нет желания просиживать в офисе полный рабочий день.

Освоившись с ролью хозяйки, Наташа недолго сидела дома — после интенсивного изучения языка успешно сдала вступительные экзамены в Сорбонну и в свои тридцать «с хвостиком» во второй раз стала студенткой. Подрастала Анета, ее трудно было отличить от других французских школьниц, гоняющих на роликах по парижским улицам и мечтающих о любви сказочного принца…

«Я оттаяла и телом, и душой, почувствовала себя настоящей женщиной, достойной всех благ, которые так неожиданно преподнесла мне жизнь, — говорит Наталья. — А потом случилась беда…»

Бог вознаградит вас!
В тот день Наташа не могла усидеть на лекциях и постоянно поглядывала на часы. Не выдержав, она выбежала из аудитории и помчалась в салон, к мужу. Еще издали заметила на двери табличку: «Закрыто по семейным обстоятельствам». Внутри все оборвалось, сердце подсказывало самое ужасное: что-то случилось с единственной дочерью!..

Анете было четырнадцать. Русоволосая, стройная, улыбчивая девочка, она сразу же стала душой класса. Утром, на уроке физкультуры, она, как обычно, первой была готова сдавать кросс. Пробежала несколько метров и вдруг упала навзничь. Учитель пытался сделать ей искусственное дыхание, но девочка в себя не приходила. Срочно вызвали дежурный вертолет, который доставил Анету в один из лучших госпиталей Парижа. Но было уже поздно: девочка умерла от сердечного приступа. От аппаратов искусственного дыхания ее отключили в присутствии матери. Наташа плохо помнит, что было потом… Лишь однажды в памяти вдруг всплыл недавний эпизод: они с дочкой смотрели какой-то фильм о пересадке органов. И Анета вдруг спросила ее: «Мама, а ты бы смогла отдать?» Наташа ответила что-то невразумительное, но девочка не отставала: «А я бы смогла! Знаешь, если со мной что-то случится, я бы хотела, чтобы мои органы послужили какому-нибудь больному ребенку». Наташа решила, что необходимо выполнить эту просьбу дочери, и подписала в госпитале соответствующие документы. «Бог вознаградит вас!» — сказал ей доктор.

«После смерти дочери я поняла, что сойду с ума, если не возьму себя в руки, — рассказывает Наталья. — Меня ничто не радовало. Муж отправил меня отдохнуть на Корсику, стал более внимательным, предупреждал каждое мое желание, уговаривал подумать еще об одном ребенке. Но я твердо сказала ему: «Никакого другого ребенка я не буду любить так, как Анету!»
Чтобы хоть как-то отвлечься от черных мыслей, Наташа решила пойти учиться в школу парикмахеров и совершенно неожиданно открыла в себе талант стилиста-парикмахера. У нее появились модные идеи и богатые заказчицы. Руководство школы предложило способной ученице заняться преподавательской работой.

Все это сглаживало боль, постепенно заживляло рану. А однажды Наталья забежала к своей подруге Светлане с целой упаковкой маринованной селедки. «И давно тебя на солененькое тянет?» — спросила та. Наташа рассмеялась в ответ: «Уже третий месяц…» И ее глаза переполнились слезами. Но это уже были слезы радости.

Александр, этот маленький ангел, очень похожий на Анету, появился на свет летом и удивил врачей своим богатырским весом в четыре килограмма.

Счастье по-французски
Осенью, выкроив несколько дней из своих напряженных рабочих графиков, Патрис и Наташа обязательно едут в Нормандию — край, в котором они чувствуют себя особенно уютно. Они останавливаются в небольшой гостинице и отправляются бродить по окрестным фермам, где покупают сыр любимых сортов, делают заготовки на зиму. Эти живописные места, старинные городки, окруженные лесами, и воздух, напоенный ароматом цветов и сосен, вносят в душу покой и умиротворенность.

«Нельзя судить обо всей Франции по Парижу, — убеждена Наталья. — Я люблю пригороды. Здесь не такая изысканная публика, меньше машин и не слышен шум цивилизации. Здесь течет такая же неспешная жизнь, как и в любых других отдаленных уголках мира, а люди — проще и приветливее».

И все же Наташа стала истинной парижанкой — независимой, деловой, стремительной и очень работящей. У нее есть сын, которого она хочет вырастить настоящим мужчиной: «Чтобы умел не только разбирать мотоциклы, как его папа, но и знал, как поменять лампочку или починить сливной бачок. Чего, кстати сказать, многие французы не умеют!» — смеется она. А самая большая ее мечта — изобрести такую прическу, которая бы делала женщин молодыми и красивыми.

«Я нашла свое счастье в Париже, — говорит Наташа и, немного подумав, добавляет, — а может, я просто его заслужила…